Deutsch

Долги наши тяжкие

23-04-2000 [ Rechtskanzlei T. Puhe ]

Долги наши тяжкие

В предыдущем выпуске мы коснулись темы взыскания долгов, читатели же пишут в редакцию, что эта тема требует более подробного обсуждения, поэтому в сегодняшней статье я хотел бы продемонстрировать на основе примера, что может произойти, если должник окажется не в состоянии платить свои долги.

Берегись автомобиля!

Господин Шеффнер купил себе автомобиль ценой в 15 000 марок. Эти деньги он взял в кредит в банке и обязался в течении 2 лет помесячно погашать сумму долга и проценты. Вскоре после этого господин Шеффнер теряет работу и не может выполнить взятые на себя перед банком обязательства. В довершении всех неприятностей по вине господина Шеффнера происходит автомобильная авария, в результате которой его машина годится только на свалку. Выплатив 4 месячных взноса, он прекращает обслуживание долга.

Вопрос: Что же теперь произойдёт?

Ответ: Во v первых, банк расторгнет договор о кредите и потребует от должника немедленной выплаты всей суммы долга. Если это требование не будет исполнено, банк обратится в суд, который направит господину Шеффнеру т. н. постановление-напоминание об уплате денег. В этом постановлении суда так же содержится указание, что господин Шеффнер имеет право оспорить это постановление в течение 2 недель после получения письма из суда.

Вопрос: Что же следует предпринять?

Ответ: В большинстве случаев было бы неправильным с самого начала подать протест на решение суда. Следствием подачи протеста явился бы нормальный судебный процесс. Для проигравшей стороны судебное разбирательство связано со значительно более высокими расходами, чем простое судебное постановление. В том, что господин Шеффнер процесс проиграет, особых сомнений не существует. Опротестовывать судебное решение нужно только случаях, когда действительно имеются предпосылки считать требования банка завышенным или несправедливым. Банки любят требовать с клиентов и так называемую ╚упущенную прибыль╩ (entgangener Gewinn) за досрочное расторжение договора о кредитовании и прочие сборы. Точное определение правильности и размера предъявленных требований является достаточно сложной процедурой. Поэтому после получения судебного постановления рекомендуется без промедления проконсультироваться у адвоката или в обществе потребителей. В настоящее время без специального образования практически невозможно разобраться в джунглях банковских тарифов, процентов, пошлин и сборов.

Если и после получения напоминания господин Шеффнер не заплатит всю сумму долга, то следующим шагом будет решение суда об исполнении решения суда, в отношении которого действуют те же правила, что и по отношению к судебному напоминанию.

Игра в молчанку

Дальше происходит следующее. Так как господин Шеффнер и после получения всех судебных повесток не платит, то банк испрашивает в суде решение о принудительном взыскании денег. В этом случае судебный исполнитель проводит опись имущества господина Шеффнера, и берёт у него в залог все ценные предметы.

Вопрос: Обязан ли господин Шеффнер вообще пускать судебного исполнителя в свою квартиру?

Ответ: Нет, не обязан. При отказе жильца пустить судебного исполнителя в квартиру, сотруднику юстиции придётся уйти, не произведя осмотра. Вскоре после этого он, правда, вернётся уже с постановлением об обыске, и теперь господин Шеффнер обязан пустить его в квартиру.

Вопрос: Имеет ли право господин Шеффнер в этот промежуток времени вынести из своей квартиры ценные вещи с целью избежать их конфискации судебным исполнителем?

Ответ: Нет, иначе он совершает преступление согласно параграфу 288 Уголовного кодекса о срыве решения о принудительном исполнении судебного решения.

Вопрос: Если судебный исполнитель при осмотре квартиры спрашивает должника, чем господин Шеффнер зарабатывает на жизнь и где он держит свои деньги, должен ли он на это отвечать?

Ответ: Нет, на эти вопросы должник обязан ответить только при даче под присягой декларации о своей несостоятельности.

Вопрос: Что имеет право забрать судебный исполнитель из квартиры?

Ответ: Только так называемые подлежащие конфискации вещи. В распоряжении господина Шеффнера должны остаться необходимые для жизни предметы, например кровать или пальто. Не подлежат конфискации телевизор и радиоприёмник. Однако, если телевизор стоит 2 000 марок, то банк может дать судебному исполнителю другой аппарат ценой в 200 марок, для принудительной замены более дорогого на более дешёвый.

Вопрос: Если у господина Шеффнера не будет обнаружено подлежащих конфискации вещей, что произойдет тогда?

Ответ: В этом случае банк испросит в суде проведение под присягой процедуры объявления господина Шеффнера несостоятельным должником. Для проведения этой процедуры его вызовут в суд, где он обязан заполнить специальную анкету и дать отчёт о всех имеющихся у него деньгах и ценных предметах. К имуществу должника причисляются его зарплата и долги ему других лиц. Если господин Шеффнер сознательно даст под присягой ложные показания, то это может караться тюремным заключением.

Вопрос: Что произойдёт, если господин Шеффнер не явится в суд для дачи присяги?

Ответ: В этом случае будет отдан приказ об аресте, и господин Шеффнер может быть под стражей препровождён в суд для проведения этой процедуры.

Уход в подполье

Предположим, господин Шеффнер получает социальную помощь, которую банк не может конфисковать, так как в этом случае речь идёт о прожиточном минимуме. Правда, господин Шеффнер подрабатывает ╚по v чёрному╩ и зарабатывает таким образом ещё 500 марок в месяц. Господина Шеффнер полагает, что у него нечего взять и спокойно даёт под присягой требуемую декларацию. Соответствует ли это мнение действительности?

Ответ: нет. Во-первых, господин Шеффнер должен под присягой дать отчёт о всех своих доходах, в том числе и о тех деньгах, которые он зарабатывает нелегально. Вопрос о том, что господин Шеффнер совершает так же обман социального ведомства, поскольку утаивает дополнительные источники дохода, в этой статье не обсуждается. Сокрытие источников доходов, которое было совершено под присягой, считается уголовным преступлением. После отдачи декларации о несостоятельности господина Шеффнера заносят в ведомый при суде список должников. Следствием этого является невозможность получения нового кредита ни в одном банке, и, что ещё хуже, невозможность открытия счёта. В Германии, где практически все расчеты осуществляются через банковских счёт, этот запрет связан со значительными неудобствами, в особенности, если господин Шеффнер найдёт себе позже работу.

Выход есть!

Господину Шеффнеру можно было бы посоветовать всеми путями избежать отдачи этой декларации. Для этого должник должен договориться с банком о выплате оставшегося долга в рассрочку, посильными для него суммами. Банку также не остаётся другого приемлемого выхода. Например: во время судебного разбирательства господин Шеффнер выплачивает ответственному сотруднику суда 1 000 марок, и предлагает платить банку 500 марок в месяц. В такой ситуации велики шансы, что банк объявит себя согласным пойти навстречу должнику. В конечном счёте, банк хочет видеть свои деньги, а не декларацию о несостоятельности господина Шеффнера.

И последний вопрос: во время даче под присягой декларации о своей несостоятельности господин Шеффнер указывает, что он работает, и кроме того, он в своё время заключил договор о страховании жизни. Чем это ему грозит?

Ответ: В этом случае банк наложит арест на его зарплату и господин Шеффнер будет получать только часть своих денег. Далее банк расторгнет заключённый господином Шеффнером договор о страховании жизни и заберёт себе в счёт долга накопленные за время существования договора деньги.

Разумеется, в этой статье не могут быть объяснены все аспекты законодательства о принудительном исполнении судебных решений, а также не может быть дана гарантия соответствия этого возможного примера каждому конкретному делу.

Rechtskanzlei T. Puhe

print