Deutsch

Лишить нельзя помиловать

21-06-2007 [ Dialogi.lv ]

div class="headline1">Лишить нельзя помиловать

Алексей ДИМИТРОВ
14.03.2005 06:00
Правовое государство основывается на приоритете закона, толкование которого есть прерогатива судебных инстанций. Посмотрим на латвийский Закон о гражданстве через призму Фемиды.

В судах дела, связанные с гражданством Латвии, рассматриваются не так уж часто. Первая волна таких дел прошла в середине 1990-х годов, когда людям нужно было в суде доказывать свое родство с гражданами ЛР до 1940 года. Судебным путем своих прав на гражданство добились и известные политики Татьяна Жданок и Борис Цилевич.

Большие проблемы были у тех, кто в начале 1990-х жили за пределами Латвии, а потом вернулись. Например, Сенат Верховного суда неоднократно ссылался на закон «О гражданстве Российской Федерации». В соответствии с этим законом люди, постоянно проживавшие в России на 6 февраля 1992 года, получали гражданство России автоматически, если в течение года от него не отказывались. Даже если их предки жили в Латвии до 1940 года, после возвращения в Латвию они не получали гражданство, так как успели побывать гражданами другого государства.

Те дела, которые рассматриваются сейчас, связаны с двумя проблемами — противоправными действиями Управления натурализации (государственное учреждение, ответственное за политику в области гражданства) и лишением гражданства. В соответствии с Законом о гражданстве, лишить гражданства Латвии может лишь окружной суд (с 1 января 1999 года по 31 января 2005 года Управление натурализации подало 526 исков, 340 человек лишены гражданства).  В этом отличие гражданина от негражданина — последнего можно лишить статуса обычным административным решением Управления по делам гражданства и миграции. Кстати, на днях Конституционный суд признал, что нельзя лишать человека статуса негражданина только потому, что он получил постоянный вид на жительство в другой стране. А вот депортировать негражданина из Латвии (в качестве наказания за преступное деяние) можно, если такой постоянный вид на жительство у него имеется. Вообще же это решение интересно тем, что Конституционный суд закрепил мысль, которая пока что обсуждалась юридической наукой — статус негражданина не имеет аналогов в международном праве, поэтому этот статус не является, с одной стороны, подвидом гражданства, с другой стороны, негражданин не является лицом без гражданства. Такой вот уникум!

В делах по лишению гражданства чаще всего основной вопрос связан с наличием или отсутствием доказательств, поэтому до Сената Верховного суда они доходят не очень часто. Сенатом было рассмотрено несколько дел, связанных с дачей ложных сведений при регистрации в качестве граждан Латвии. Интересно, что в одном из таких дел суд постановил лишить человека гражданства, невзирая на то, что он только подписал анкету, составленную работником государственного учреждения — подписывая документ, лицо берет на себя ответственность за правовые последствия. А вот в похожем деле, где человек, подписавший бумаги, был несовершеннолетним, суд отказался лишить его гражданства — ребенок лишь полагался на сведения, представленные его матерью.

Интересный казус сложился в связи с поправками к Закону о гражданстве, принятыми в 1998 году. До этого человека можно было лишить гражданства только в течение пяти лет после получения оного. В 1998 году это ограничение отменили. Многие пробовали в Верховном суде настаивать, что ограничение нужно по-прежнему применять к тем, кто получил гражданство до вступления в силу поправок. Однако суд был непреклонен и решил, что законодатель был вправе распространить новую редакцию закона на все случаи незаконного получения гражданства.

В расширенном составе Сенат Верховного суда рассматривал вопрос о термине «потомки» в понимании Закона о гражданстве. Конкретнее, речь шла о «прерванной цепи»: что делать, если дед человека в 1940 году был гражданином Латвии, а отец — нет? Сенат решил, что законодатель ограничений не установил, поэтому критерием определения гражданства может быть как гражданство родителей, так и гражданство деда и бабки.

Что же касается действий Управлений натурализации, они большого потока судебных дел не вызывают. Иногда происходят разбирательства, связанные с ограничениями натурализации для бывших военных и работников КГБ — различаются сведения, имеющиеся в распоряжении Управления, и поданные лицом. Есть и дела, связанные с результатами экзаменов — например, в 2002 году человек дошел до Сената, требуя выдать копию своей работы по латышскому языку. Сенат отказал, так как информация об оценке экзаменов является информацией, доступ к которой ограничен.

Самым интересным делом, видимо, станет дело Юрия Петропавловского, которое еще предстоит рассмотреть в суде. В ноябре 2003 года Юрий Петропавловский, активист Штаба защиты русских школ,  решил стать гражданином Латвии. Благополучно сдал все экзамены, его биография была тщательнейшим образом проверена, его имя было включено в список кандидатов на получение гражданства, составленный Управлением натурализации, но гражданства он так и не получил. Все дело в том, что в ноябре 2004 года список кандидатов был утвержден Кабинетом министров, но имя Петропавловского было вычеркнуто.

В декабре Юрий Петропавловский подал заявление в Административный районный суд, требуя, чтобы на Кабинет министров была наложена обязанность присвоить ему гражданство.

Министерство юстиции считает, что решение Кабинета — это не административный акт, который подвержен судебному контролю, а политическое решение. Действительно, во многих странах так и есть — решение о присвоении гражданства является политическим решением, которое целиком и полностью зависит от органа власти. В Латвии политические решения принимаются, в основном, в связи с назначением и увольнением политически ответственных должностных лиц. Например, неправильно было бы суду решать, правильно или нет был отправлен в отставку мэр города, которому больше не доверяют депутаты. Вопрос же о натурализации не так однозначен.

Если признается, что решение о натурализации — это административный акт, то в соответствии с законом органу власти необходимо соблюдать рамки своих полномочий. Закон о гражданстве определяет, что решение о принятии в гражданство принимает Кабинет министров. Так что вопрос в том, может ли Кабинет министров принимать такое решение произвольно, или же есть какие-то рамки. Закон о гражданстве предусматривает только право Управления натурализации принимать решение об отказе в натурализации, которое, к тому же, можно обжаловать в суде. Напрямую в законе не упомянуто, может ли суд таким же образом контролировать Кабинет министров.

Юрий Петропавловский в своем исковом заявлении указывает, что нормы Закона о гражданстве нужно трактовать так, что у Кабинета министров есть право вычеркивать лицо из списка кандидатов на натурализацию лишь в том случае, если вскрывается факт, что на человека распространяются указанные в законе ограничения (например, он судим). В остальных случаях Кабинет министров должен принять позитивное решение.

Даже если бы у Кабинета министров было право вычеркнуть Петропавловского из списка кандидатов на натурализацию, у него в запасе есть еще один козырь — обвинение в дискриминации в зависимости от политических взглядов. Петропавловский был назван кандидатом в мэры Риги от объединения «ЗаПЧЕЛ». Не секрет, что именно его политические взгляды заставили Кабинет министров поставить вопрос о лояльности. Что ж, Латвию ожидает самый громкий процесс в деле о гражданстве.

Dialogi.lv

print