Deutsch

Как подать декларацию о наследовании немецкого гражданства

31-08-2003 [ Rechtskanzlei T. Puhe ]

Как подать декларацию о
наследовании немецкого гражданства

Дискриминация женщины в законодательстве о германском гражданстве.

В области присвоения и наследования немецкого гражданства наметились новые тенденции. Конкретно речь идёт о приобретении гражданства путём подачи личной декларации о своём желании стать гражданином Германии, согласно Закону об изменении Закона об имперском и государственном гражданстве от 1974 года (Aenderungsgesetz zum Reichs- und Staatsangehoerigkeitsgesetz von 1974, RuStAgAendG 74).

До 1974 года закон о гражданстве дискриминировал брачных детей немецких матерей и отцов-иностранцев. Пример. Российский немец Антон Вебер родился в Казахстане 01.01.1955. Его мать Анна Вебер была натурализована в Польше в 1944 году. В 1945 году она была возвращена в СССР. Отец Антона, Альфред Вебер, российский немец из немецкой автономии на Волге, с точки зрения закона, считается иностранцем. Брак родителей был заключён в Казахстане в 1954 году. В соответствии с действующим на тот момент законом о гражданстве, Антон Вебер не приобрёл немецкого гражданства в момент и в силу рождения. В 1955 году гражданство в браках со смешанным гражданством родителей передавалось только по мужской линии. Это значит, Антон Вебер мог бы автоматически приобрести гражданство Германии только в том случае, если бы это гражданство имел его отец.

С 01.01.1975 законодатель устранил это вопиющее неравенство. С этого момента, как брачные, так и внебрачные дети немецких матерей приобретают немецкое гражданство в момент и в силу рождения. Брачные дети немецких матерей, рождённые между 01.04.1953 и 31.12.1974, имели возможность до 1977 года подать личную декларацию о своём желании стать гражданами Германии. Эта декларация должна содержать ключевое высказывание: ╚Я хочу стать гражданином Германии╩ (Ich will deutscher Staatsangehoeriger werden). Заявитель должен так же лично подписать эту декларацию и подать её в любое немецкое государственное учреждение, как внутри страны, так и за рубежом. Чиновник любого немецкого ведомства обязан принять такую декларацию и направить её по назначению.


Существование СССР как препятствие для подачи декларации

Разумеется, до 1991 года правомочные граждане бывшего СССР не могли подать такую декларацию в силу герметической закупорки страны и жесткого пресечения органами КГБ всех попыток советских граждан вступить в контакт с иностранными общественными и государственными организациями. Закон о гражданстве от 1974 года, в принципе, предусмотрел эту ситуацию. Параграф 3 абз. 1 гласит, что доказанная невозможность подачи декларации даёт основание требовать продления предусмотренного законом срока.

Волеизъявление о своём желании стать гражданином Германии должно быть подано в течение шести месяцев, начиная с момента устранения существовавшего ранее непреодолимого препятствия. Для бывших граждан СССР срок подачи продлён до конца 1992 года, для жителей Казахстана - до середины 1993 года. Поданные позже этого срока декларации отвергаются Федеральным административным ведомством со стандартной формулировкой о якобы наступившем сроке давности. Должен сказать, что такой негативный ответ ведомства не соответствует юридической действительности. С юридической точки зрения, понятие о непреодолимых препятствиях поддаётся самой различной трактовке.


В ведомственных джунглях

Свои объяснения я хотел бы сделать на основе конкретного процесса, недавно проведённого мной в административном суде города Кёльн (Verwaltungsgericht Koeln). Такие случаи часто встречаются в моей практике последнего десятилетия. Российский немец Петер Шмидт (все имена изменены) был рождён в браке в 1956 году. В 1990 году он подал заявление о приёме в Германию, в котором указал, что в 1944 году его мать Анна Шмидт, урождённая Зайбель, была переселена немецкими оккупационными властями на территорию Польши. Мать моего подзащитного переселилась в Германию в 1991 году со статусом изгнанной. В 1992 году Федеральное административное ведомство отклонило заявление П. Шмидта по причине недостаточного знания им немецкого языка.

Все 90-е годы Анна Шмидт в качестве доверенного лица своего сына безуспешно пыталась помочь ему и обращалась в различные немецкие учреждения. В архивах сохранилось её старое свидетельство о натурализации в качестве гражданки Германии от 1944 года. Отчаявшаяся мать показывала копию этого свидетельства всем принимавшим её чиновникам. К сожалению, никто из служащих не отреагировал на этот важный документ. Делопроизводители самых различных учреждений (ведомство по делам иностранцев, ведомство по делам изгнанных) не озадачились значением статьи 3 абз. 1 закона от 1974 года (декларация!) и не дали бедной матери целесообразных указаний.

В 1999 году состоялся первый контакт Анны Шмидт с моей канцелярией, во время которого я указал на необходимость срочной подачи П. Шмидтом волеизъявления о своём желании стать гражданином ФРГ. В аналогичных ситуациях я рекомендую не мешкать и не тратить зря драгоценного времени. Консультация специалиста ликвидирует ранее существовавшие препятствия для подачи декларации, и отсчёт предусмотренного законом срока обращения за гражданством Германии начинается с момента обращения матери в мое бюро.


Закон требует не подачи декларации,
а обращения в компетентные органы

В устных объяснениях по делу суд присоединился к моему мнению и дал понять о своём намерении решить дело в пользу моего подзащитного. Ключевым моментом в раздумьях суда послужили общие положения административного права. Обращение Анны Шмидт к немецким государственным органам за разъяснениями о правовом значении факта натурализации 1944 года дало ведомствам достаточные возможности для дачи ей юридически правильных указаний. Таким образом, мать сделала все требуемые от неё законом шаги для легализации своих детей в качестве граждан Германии.

Закон не обязывает заинтересованных лиц непосредственно подать такую декларацию, объяснили судьи. Все правомочные заявители обязаны в максимально короткий срок обратиться в компетентные органы или организации за правовым советом по своему вопросу. В конечном счёте, от российской немки нельзя требовать знаний параграфа закона с неудобоваримым названием Artikel 3 Abs. 1 RuStAgAendG 1974. Компетентные чиновники же обязаны знать правовую ситуацию и корректно консультировать обращающихся к ним граждан в пределах своей компетенции.

Rechtskanzlei T. Puhe

print