Deutsch

Сдача теста на знание немецкого языка. Высший суд Германии высказал свое веское слово

11-03-2004 [ Rechtskanzlei T. Puhe ]

Полезная информация: Сдача теста на знание немецкого языка. Высший суд Германии высказал свое веское

В своей сегодняшней статье известный адвокат Томас Пуэ знакомит читателей со ставшими, наконец, доступными решениями Федерального административного суда - Bundesverwaltungsgericht от 04.09.03 по вопросам проведения теста на знание немецкого языка. Эти решения носят характер руководящих указаний для нижестоящих судебных инстанций и административных органов в процессе принятия решения по сходным случаям. Более того, решения проработаны настолько подробно, что могут служить своеобразной методикой при проведении языкового тестирования и оценки его результатов. Именно поэтому мы считаем необходимым остановиться на нем столь подробно.

Не в дверь, так в окно, но языковый тест будет В сентябре 2001 года парламент ФРГ изменил Закон о беженцах и изгнанных - Bundesvertriebenen- und Fluechtlingsgesetz (BVFG). Фоном для этого изменения закона послужили неожиданные решения Федерального административного суда от октября 2000 года. В этих решениях высшая судебная инстанция толковала старую редакцию Закона о беженцах и изгнанных в том смысле, что знания немецкого языка в качестве родной речи должны быть доказаны к концу периода формирования национального самосознания заявителя в возрасте примерно 18 лет. Последующее многолетнее проживание в исключительно русскоязычной среде вело к увяданию способности говорить на языке детства и юности.
По мнению Федерального административного суда от октября 2000 года, такое толкование не должно приводить к неприсвоению статуса позднего переселенца. Например, 55-летнему российскому немцу, который уже 37 лет не говорил на языке предков, достаточно было бы с помощью достоверных свидетелей доказать своё общение по-немецки в кругу семьи в возрасте 18 лет. Тогда дело было бы для него, что называется, Lв шляпе?, и он получил бы заветное решение о приёме в Германию.
Законодатель быстро отреагировал на этот неожиданный для него финт высшей судебной власти. С сентября 2001 года предпосылкой для присвоения статуса позднего переселенца (╖ 4 BVFG) стала актуальная, т. е. существующая на момент тестирования, способность говорить на простом немецком языке. Закон предписывает проведение языкового теста в качестве доказательства актуальной способности говорить по-немецки в качестве родной речи. Эта способность должна быть приобретена путём семейно-наследственной передачи языковых и национальных особенностей. Разумеется, все заинтересованные стороны (заявители, сотрудники компетентных административных органов, адвокаты и т.д.) задались вопросом, что же следует понимать под словосочетанием Lзнания простого немецкого языка??

Решающее значение имеет коммуникация по-немецки

Представленные судебные постановления в значительной мере проясняют этот вопрос. Сразу хотел бы сказать, что они носят позитивный для заявителей характер. В своем решении Федеральный административный суд отменил два приговора предыдущей судебной инстанции - Верховного административного суда Мюнстера. По мнению высоких судей, их коллеги из Мюнстера выставили слишком строгие требования к уровню владения немецким языком и понятию Lпростой разговор?. Письменные обоснования этого решения высшего суда содержат богатую аргументацию в пользу всех тех, кто спорит с Федеральным административным ведомством по поводу якобы несданного языкового теста. Я хотел бы более подробно изложить эту аргументацию.
В рассмотренном Федеральным административным судом случае (5 C 33.02), сотрудник германского посольства сделал пометку в протоколе теста, что истица абсолютно не понимает немецкий язык и не может выразить свои мысли по-немецки. Кроме того, он, якобы со слов истицы, записал, что с начала обучения в школе она общалась исключительно по-русски. Переданные ей в детстве способности говорить по-немецки совершенно захирели и с ходом времени пропали, - занёс в протокол проверяющий.
Истица не согласилась с этой оценкой её знаний немецкого языка и дело пошло в судебные инстанции. В процессе рассмотрения жалобы в Верховном административном суде Мюнстера был проведён повторный языковый тест. Он показал, что истица была вполне в состоянии говорить на языке предков. Всё же этот уровень, по мнению мюнстерских судей, было недостаточен для присвоения статуса позднего переселенца. Немецкая речь истицы содержала грамматические ошибки, порой, у неё были затруднения с пониманием задаваемых ей вопросов. Судьи постоянно должны были повторять свои обращения к ней, прежде чем она могла дать определённый ответ. Сами ответы, порой, состояли из набора следующих друг за другом отдельных слов без чёткой грамматической конструкции. Всё же судьи смогли по-немецки наладить коммуникацию с истицей, хотя разговор нельзя было назвать лёгким, приятным и достаточно продуктивным для обеих сторон.

Конкретизация понятия Lпростой разговор?

В своей оценке дела Федеральный административный суд в первую очередь указал на различия между современным немецким литературным языком и сложившимся за века языковой изоляции и изгнания диалектом российских немцев. Их язык за это время ╚впитал╩ множество иностранных слов. Оба языка (литературный немецкий и диалект) являются формами немецкой речи. В случае непонимания литературного языка, однако, для правильной оценки случая компетентные инстанции должны привлекать специалиста со знаниями диалектных германских наречий.
Судьи также указали, что незнание диалекта российских немцев не говорит против заявителя. Такому заявителю, владеющему только литературным немецким, также может быть присвоен статус позднего переселенца. Всё же диалект обладает повышенной доказательной силой и служит индикатором семейно-наследственного пути передачи немецкой речи. Закон о беженцах и изгнанных требует доказательства способности вести ╚простой разговор╩ на немецком языке. Это значит, что от заявителя нельзя также требовать умения читать и писать по-немецки.

Говорить надо языком, а не языком жестов

Недостаточным, по мнению судей, является формальная способность выразить себя перед немецкоговорящим собеседником. Например, коротко спросить: как пройти к вокзалу? или с помощью мимики и жестов ответить на тот же вопрос. LПростой разговор? подразумевает под собой ограниченный, но всё же осмысленный обмен мыслями и информацией, пусть даже и с грамматическими ошибками. Так же недостаточно простое нанизывание подходящих по теме разговора слов без видимой структуры предложения. Соискатель статуса позднего переселенца должен быть в состоянии поддержать разговор о своей повседневной жизни. К таковой относятся тематические комплексы: семья, детство, школа, обычаи и традиции, покупки, дом, хозяйство, свободное время, путешествия, погода и прочее. При разговоре о своей профессии соискатель статуса не обязан употреблять точные немецкие профессиональные термины.

Указания о структуре речи и словарном запасе

Высшие судьи сочли неуместным требовать от заявителей Lполного обладания словарным запасом немецкого языка? и Lграмматически корректного построения предложений?. В принципе, заявитель должен уметь выражать свою мысль по-немецки законченными предложениями. Достаточными считаются простые предложения без употребления сложноподчинённых конструкций. Ограниченный словарный запас, ошибки при выборе правильных словесных понятий, построении предложения и выговора не снизят шанс заявителя на присвоение статуса позднего переселенца. Самое главное, что соискатель статуса должен быть в состоянии объясниться со своим немецкоговорящим собеседником, опираясь на свои способности и знания, позволяющие говорить по-немецки. Замедленное понимание немецкой речи и паузы между ответами также не должны толковаться негативно для заявителя. Понятно, что речевые процессы российских немцев нельзя сравнивать с такими же процессами у людей, выросших в исключительно немецкоговорящем окружении. Только необычно долгие паузы продолжительностью в 2 v 3 минуты, необходимые для нахождения правильного ответа, постоянное мычание и запинание на каждом слоге могут вызвать обоснованные сомнения во владении речью на требуемом уровне. Искажённые грамматические конструкции и простые предложения должны считаться допустимыми неточностями, вызванными специфическими особенностями жизни заявителя.

Выбор тем для теста

Своё руководящее мнение Федеральный административный суд выразил и по поводу выбора тем для разговора с соискателем статуса позднего переселенца. Суд чётко установил, что процесс ведомственного разбора заявления о приёме в Германию не может быть темой, пригодной для оценки уровня знания немецкого языка. В данном конкретном случае суд вынес порицание экзаменатору, который во время теста спрашивал истицу о характере её ответов в письменном заявлении о приёме в Германию и об общении с немецким посольством.
В другом рассмотренном судом случае (5 C 11.03) истица происходила от немецкого отца и ненемецкой матери. И в этом случае Федеральный административный суд отправил дело в Верховный административный суд Мюнстера на доследование и повторное разбирательство. Передачу дел на повторное рассмотрение суд снабдил руководящими указаниями о допустимых темах экзамена на знание немецкого языка. Обстоятельства получения первого внутреннего паспорта и запись о национальной принадлежности не могут считаться таковыми пригодными темами. Понятно и очевидно, что на эту тему заявитель не может вести требуемый законом Lпростой разговор?.

Выводы

Я хотел бы подвести определённые итоги. Федеральный административный суд чётко постановил, что темами для разговора с соискателем статуса могут быть только события из его повседневной жизни. Требования к грамматически корректному структурированию предложения должны быть невысоки, в особенности следует учитывать трудности российских немцев при конверсии понятий современной им жизни в нынешний литературный немецкий язык. С практической точки зрения важен запрет на использование при тестировании тем о различных ведомственных процедурах, которые пришлось пережить заявителю в течение жизни (выдача паспорта, военная служба, подача заявления о приёме в Германию и т.д.). Если появится необходимость при дальнейшем разборе дела прояснить эти вопросы, то они должны задаваться на русском языке и не влиять на оценку результатов теста.
В целом, эти решения означают значительное улучшение правовых позиций российских немцев, претендующих на статус позднего переселенца. В рамках этих руководящих указаний суда должно считаться достаточным, если заявитель говорит по-немецки односложными и короткими предложениями, но его разговор занимает значимый отрезок времени и можно говорить об интерактивной вербальной коммуникации собеседников в смысле Lобмена мыслями?.
Интересным моментом является подход Федерального административного суда к рассмотрению дела истицы, которая полностью провалилась на языковом тесте в немецком посольстве в стране происхождения, но на судебном процессе доказала судьям свои способности говорить по-немецки на требуемом уровне. Очевидно, что суд относит такие ситуации к числу жизненных и полагает, что они могут быть связаны с личностными особенностями заявителей, нервозностью и страхом во время экзамена, а также прочими причинами и обстоятельствами. На практике такой подход может действительно сыграть большую роль в решении судьбы заявителя. В общем, получив отказ на заявление о присвоении статуса позднего переселенца по причине провала на языковом тесте, я рекомендую на основе выставленных высшим судом критериев очень критично оценить обоснованность и правоту отказного решения.


Rechtskanzlei T. Puhe

print