Deutsch

Sprachtest. Йохен Вельт: "Экзамен отменить нельзя, но "очеловечить" процедуру его проведения можно

01-01-2001 [ Контакт ]

Одна из проблем, которая волнует наших читателей сегодня, - условия приема российских немцев в Германию. И, в частности, введение языкового теста, который для многих стал препятствием для воссоединения семей. На страницах "Контакта" уже выступали официальные лица, в частности, уполномоченный по делам федерального правительства Йохен Вельт, с разъяснениями о том, что введение языкового теста - это не прихоть политиков, а решение административного суда. Тем не менее, в редакцию приходят письма, в которых вы рассказываете "о необъективных экзаменаторах", "о предвзятости во время экзамена" и так далее. Наш корреспондент вновь встретился с господином Йохеном Вельтом и задал несколько вопросов по этому поводу. 

- Господин Вельт, одна из актуальных проблем для переселенцев сегодня - условия приема их близких в Германию.

- Да, все большее число ходатайств о приеме в качестве поздних переселенцев отклоняется на том основании, что подавшие их не соответствуют строго определенным критериям. Мы исходим из того, что только чуть больше половины подавших ходатайства могут рассчитывать на то, что они получат возможность переехать в Германию.
Решение о сдаче экзамена по немецкому языку было принято федеральным административным судом. Причем здесь два момента. Во-первых, с 1992 года вступил в силу закон о ликвидации последствий Второй мировой войны. Он уточняет некоторые положения закона об изгнанных. Так, например, подчеркивается, что немецкий язык является одним из главных критериев, определяющих принадлежность к немецкому народу. Считается, что лишь тот, кто в бывшем Советском Союзе сохранял внешние атрибуты своей национальной принадлежности, пострадал вследствие Второй мировой войны. Таких людей нередко называли "фашистами", их дискриминировали. И язык играл в этих случаях ведущую роль. Поэтому в 1996 году федеральный административный суд подчеркнул особое значение проверки знаний немецкого языка. Как следствие этого решения в 1996 году для кандидатов в переселенцы была введена проверка знаний немецкого языка.

- Кто принимает эти экзамены? Насколько объективны экзаменаторы?

- Я знаю, что это непростая тема. Многие напоминают о том, что говорить по-немецки или учить язык у них не было возможности. А экзаменаторы часто не располагают достаточным опытом оценки знаний этими людьми немецкого языка, учитывая множество диалектов, на которых говорят немцы в бывшем СССР. Поэтому моей главной задачей в прошлом году было введение трех серьезных изменений. Во-первых, необходимо было набрать квалифицированных специалистов для проведения экзаменов. Безусловно, это должны быть государственные служащие - сотрудники федерального административного ведомства. Ведь в их функцию входит вынесение правового решения, а этим не могут заниматься частные лица. Однако квалификация экзаменаторов должна позволять им понимать как душевное состояние экзаменуемых, так и сами диалекты, на которых говорят эти люди. Поэтому в 1998 году мы очень интенсивно занимались подготовкой квалифицированных специалистов. Этот первый этап работы уже завершен. Но это не означает, что работа закончена. Мы продолжаем готовить экзаменаторов, поскольку без соответствующей подготовки сложно войти в положение этих людей, ведь принимаемые ими решения являются жизненно важными для многих людей. Я и по собственному опыту экзаменов знаю, что когда речь заходит о столь важных вещах, то и на родном-то языке, живя здесь в Германии, от волнения не всегда грамотно сформулируешь мысль, не говоря уже о том, если знания языка недостаточно. Во-вторых, мы решили ввести в экзамен так называемую подготовительную фазу, во время которой можно будет выяснить, готов ли экзаменуемый к предстоящей оценке его знаний языка. В противном случае можно будет перенести экзамен на другое время. Ведь пересдать его нельзя - это не экзамен на водительские права, здесь принимается решение о статусе "позднего переселенца", получая который, человек почти автоматически становится гражданином Германии. Кроме того, мы сократили путь к месту сдачи экзаменов, ведь раньше людям приходилось ехать на экзамен за тысячи километров. Как в Казахстане, так и в России в германских консульствах и представительствах организованы специальные приемные часы для сдачи экзаменов. Одним словом, отменить проверку знаний немецкого языка мы не можем, поскольку она является частью федерального закона. Мы можем лишь максимально очеловечить саму процедуру экзамена. Если же отменить сам закон о ликвидации последствий Второй мировой войны, то тем самым мы отнимем шанс переехать в Германию у молодых людей, выросших в 80-е годы. Ведь о них уже нельзя говорить как о преследуемых и дискриминируемых по национальному признаку.

- Господин Вельт, несколько лет назад правительство обещало, что каждый, кто получил разрешение на переезд в Германию, может воспользоваться им в любое время, дескать, этот документ бессрочный. Сегодня выясняется что людям, получившим до 1996 года надо еще сдать экзамен по немецкому языку. На мои взгляд, это нечестно по отношению к людям.

- Так получилось из-за того, что до 1996 года мы не проводили проверки знаний немецкого языка. В анкетах был пункт: владеете ли вы немецким языком? На этот вопрос заявители отвечали, исходя из субъективной оценки собственных знаний. Почти все они ставили крестик в квадратике "да". Эти люди получали разрешение на переезд в Германию, а в 1998-1999 годах приезжали в Германию. В лагерях приема переселенцев вдруг выяснялось, что эти данные не соответствовали действительности. Переселенцы практически не понимали чиновников и не могли с ними разговаривать, немецким языком вновь прибывшие просто не владели. Как следствие этого, административные решения о приеме этих людей в качестве "поздних переселенцев" были отменены. Именно поэтому многие из тех, кто, продав все, переехали в Германию, сегодня снова сидят на чемоданах и ждут отправки назад. Пользуясь случаем, хочу еще раз подчеркнуть: если вы не сдавали экзамен по немецкому языку в консульстве или посольстве Германии в Казахстане или России, то его все равно придется сдавать здесь, в Германии. И тот, кто не соответствует критериям, определяющим статус переселенца, то есть, не владеет немецким языком, будет этого статуса лишен. Наше предложение к тем, кто получил разрешение на переезд в Германию до 1996-го года, заключается в следующем: используйте возможность сдачи экзамена еще до отъезда в Германию! Обратитесь в консульство, в посольство. Это - единственная гарантия того, что вы не будете высланы из Германии обратно.

- Правда ли, что до 1996 года немецкие власти более снисходительно относились к переселенцам с недостаточными знаниями немецкого языка?

- Да, это так. Но следует напомнить, как все это происходило. В конце 80-х -начале 90-х годов в Германию ежегодно приезжало до 380 тысяч переселенцев. Справиться с таким притоком людей было непросто. Так, в южной и северной Германии возникали серьезные проблемы. В некоторых населенных пунктах, например, оказалось до 40 процентов переселенцев. Как следствие, возникали трудности с интеграцией этих людей в новое общество. И тогда, в 1992 году, всеми партиями, представленными в Бундестаге, был разработан тот самый Закон о ликвидации последствий Второй мировой войны. Но не стоит забывать, о чем здесь идет речь. Речь идет о том, что не все немцы, живущие в разных странах мира, могут получить возможность вернуться в Германию. Так, например, в юго-восточной Европе много этнических немцев, которые хотели бы переселиться в Германию. Но у них нет такой возможности, в отличие от российских и казахстанских немцев, которым такой шанс предоставляется именно на основании Закона об урегулировании последствий Второй мировой войны. То есть, этот закон предполагает, что немцы в России и Казахстане стали жертвами послевоенной внутренней политики СССР. И таким образом имеют возможность вернуться на историческую родину.

- Господин Вельт, в Ваших заявлениях в средствах массовой информации, Вы нередко подчеркиваете, что немецкое правительство оказывает поддержку немцам, проживающим за границей. Но господин Рейтер, глава администрации немецкого национального района Азово Омской области, сетует на то, что Германия в минувшем году не выполнила своих обязательств по финансовой поддержке важных для района проектов. Остается предполагать, что одна из тенденций нового правительства - сокращение помощи немцам за рубежом. Так ли это?

- Во-первых, я хочу еще раз подчеркнуть, что мы будем продолжать оказывать помощь немецкому национальному меньшинству, где бы оно не проживало. Мы хотим дать возможность этим людям сохранить свою национальную самобытность. Но мы должны заново подойти к вопросу финансирования этой помощи, поскольку бюджетные средства в настоящий момент ограничены. Но самое необходимое российским немцам мы будем обеспечивать и впредь: финансовую поддержку культурных центров, языковых курсов, профессиональной подготовки и переквалификации молодых людей. Это новое направление нашей работы. Например, мы создали систему займов для того, чтобы люди могли начать собственное дело. Коренное отличие от системы, практиковавшейся прежде, в том, что средства, предоставляемые для строительства жилья или организации собственного дела, теперь оформляются в форме беспроцентного кредита, подлежащего возвращению на очень льготных, выгодных условиях. Наш девиз: помогать тем, кто самостоятельно готов взяться за дело, проявить инициативу. А что касается критических замечаний профессора Рейтера - они мне известны. В минувшие годы его район получал от нас миллионные суммы на всевозможные нужды. Не был исключением и прошлый год. Однако, что касается предоставления займов, он пока не выполнил необходимых для этого обязательств. Средства на строительство канализации и жилья уже выделены. Они ждут лишь своего часа, когда будут подписаны соответствующие документы.

- Господин Вельт, что для Вас, как представителя правительства, является более важным: помощь российским немцам в местах их прежнего проживания или интеграция переселенцев в Германии?

- Между этими двумя задачами должно быть некое равновесие. Сегодня нам предстоит наверстывать упущенное за прошедшие годы. Недостаточно сказать: "Пусть приезжают все, кто хочет. Двери в Германию открыты". А потом бросить людей на произвол судьбы. Конечно, так они никогда не найдут своего места в Германии. Поэтому неудивительно, что так много молодых переселенцев, проживших здесь 6-8 лет, нарушают законы, злоупотребляют наркотиками. Процент переселенцев в местах лишения свободы несовершеннолетних преступников непропорционально высок. Безусловно, это - следствие недостаточной работы по интеграции переселенцев в Германии. Не следует забывать, как труден путь подростков, вырванных из привычного окружения. Конечно, их прежнюю жизнь нельзя сравнивать с жизнью в Германии, но там они чувствовали себя дома, там у них остались друзья. Приехав в Германию, они вдруг оказались совершенно бессловесными, часто в прямом смысле слова. Они не говорят по-немецки. Новое, незнакомое наваливается на них непосильным бременем. Именно поэтому мы уделяем особое внимание работе с молодежью. На это выделено 45 миллионов марок, по сравнению с прошлым годом на 7 миллионов больше. Кроме того, существует программа Министерства труда, в распоряжении которой 2 миллиарда марок. Эта программа рассчитана на профессиональную интеграцию переселенцев в Германии. Необходимо увеличить и ассигнования на повышении эффективности языковых курсов. В настоящее время на курсы немецкого языка для переселенцев выделяется до 1 миллиарда марок в год.

- Господии Вельт, Вы часто в пути. Куда Вы отправитесь в ближайшее время?

- В этом году я непременно поеду в Казахстан, где буду вести переговоры с правительством о соблюдении прав немецкого меньшинства. Планируются поездки по Сибири и в Москву. Процесс реабилитации российских немцев должен быть продолжен.

 

 

Контакт

print