Deutsch

Инженер в Германии

01-02-2006 [ Партнер ]

Пусть статья нашего нового автора Петра Горваля не покажется вам, уважаемые читатели, узко специальной, ориентированной исключительно на инженеров-конструкторов. Просто автору лучше всего известна специфика труда инженера машиностроительной отрасли, но практически рядом ╚лежат╩ проблемы инженеров-строителей и даже не инженеров, а, например, врачей, мигрировавших в Германию.


Одной из самых острых проблем, с которыми мы столкнулись, приехав в Германию, является проблема трудоустройства. Возможность ее решения во многом зависит от потребности здесь в той профессии, которую мы привезли с собой. Совершенно ясно, что вряд ли найдет в Германии достойную область приложения своих знаний, например, профессиональный преподаватель марксизма-ленинизма. Но почему здесь, в стране, которая является общепризнанным лидером в области машиностроения, так мало смогли устроиться на работу по специальности инженеры-машиностроители, приехавшие из стран бывшего СССР?
Имея контакты с многочисленными машиностроительными фирмами, автор этой статьи за почти семь лет инженерно-конструкторской деятельности встретил только двух соотечественников на инженерных должностях. Представителей рабочих специальностей: токарей, слесарей, сварщиков - сколько угодно, а инженеров √ нет. И это при том, что инженеров во многих машиностроительных фирмах катастрофически не хватает, а процент таких специалистов среди наших мигрантов очень высок.
В чем же причина непропорционально низкой квоты наших инженеров? Может быть, мешает языковый барьер? Но ведь этот барьер нужно преодолевать представителям практически всех профессий. К тому же инженер - не филолог, ему не требуется абсолютное владение языком. Мне представляется, что ответ на этот вопрос можно получить, проведя сравнительный анализ методов инженерно-конструкторской деятельности в Германии и на нашей бывшей Родине. Проработав примерно одинаковое время там и тут в сходной области машиностроения √ конструктором несерийного подъемно-транспортного оборудования, я считаю, что могу достаточно компетентно провести подобный анализ.

Вначале хочу остановиться на том, что является общим в деятельности советского и немецкого инженера:


Я считаю, что уровень профессиональных знаний, которыми обладает средний советский инженер, является более чем достаточным.

Теперь о различиях, которые весьма значительны.
Первое и основное отличие заключается в том, что, благодаря компьютеризации, продуктивность инженерного труда выросла в 20-30 раз, т.е. один современный инженер способен заменить приличный конструкторский отдел времен кульмана и ватмана.
Как известно, в Германии инженеры не имеют градаций, свидетельствующих об их квалификации. Здесь нет старших и ведущих инженеров, конструкторов 1-ой, 2-ой и 3-ей категорий. Кроме того, в процессе создания технической документации нет никакого контроля, в т.ч. и нормоконтроля. Каждый конструктор сам себе является проверщиком. Ошибки проектирования, в общем неизбежные, выявляются и устраняются в процессе изготовления и доводки машины. Как следствие, резко изменилось численное соотношение между инженерами и рабочими. В настоящее время в производящих фирмах на одного инженера приходится 20-40 рабочих, мастеров и обслуживающего персонала. Таким образом, в большинстве средних по объему производства фирм, которые составляют костяк немецкого машиностроения, в штате содержится от 3 до 8 инженеров. Поэтому от инженера, как правило, требуется высокий уровень компетентности в широком спектре технических вопросов. Он должен разбираться в технологии производства, в сварочном деле, в гидравлике, электротехнике, электронике и главное - он никогда не должен забывать о рентабельности выпускаемой продукции. Инженер на фирме в Германии √ это тот, кто принимает основные технические решения и несет ответственность за их реализацию. Всё это находит отражение в высоком социальном статусе инженера в западном обществе.

Второе отличие носит принципиальный характер. Спроектированная и изготовленная машина, установка, линия должна не только выполнять все заданные функции, но и должна быть дешевле, чем у конкурентов. Некачественная машина √ это не только прямые материальные убытки фирмы, но и потеря ее престижа, что совершенно недопустимо в условиях жесткой конкуренции. В каждой узкой отрасли машиностроения существуют несколько фирм, включая иностранные, которые ведут между собой бескомпромиссную конкурентную борьбу за заказы и заказчиков. Здесь нет Госплана, который осуществляет распределение заказов и средств на их реализацию. Следствием конкуренции являются кратчайшие сроки проектирования и изготовления. Если стало известно о возможности получить какой-то заказ, разрабатывается техническое предложение, в котором намечаются основные технические решения, сроки изготовления и предельная стоимость изделия. Эту стадию работы заказчик не оплачивает. Само собой разумеется, что технические предложения представляют несколько конкурирующих фирм. Когда заказчик согласился с предложением какой-то фирмы, он открывает финансирование, куда включается и стоимость предварительных работ.
Как правило, сразу же после этого начинается разработка техно-рабочего проекта, в процессе которого заказываются комплектующие изделия, чтобы немедленно начать изготовление машины.
Кстати, инженер должен уверенно ориентироваться в безбрежном море однотипных покупных элементов, которые предлагает рынок, знать, где и что выпускается, какова стоимость каждого изделия и границы его применимости. Здесь нет ведомственных нормалей, потому что рынок непрерывно меняется: какие-то изделия снимаются с производства, появляются новые с улучшенными характеристиками. Все нужные данные можно почерпнуть в Интернете.

Хочу дать несколько советов тем, кто по каким-либо причинам не решается попробовать себя на инженерном поприще. Не надо бояться. Мы ничуть не слабее местных инженеров. Более того, у нас, я имею в виду специалистов, которые приобрели инженерный опыт в Союзе, есть даже определенные преимущества. Мы чаще были вынуждены проектировать в условиях ограниченных возможностей, т.е. более склонны к нетривиальным решениям, что так важно в изобретательском деле. Поэтому ощущение собственной профессиональной неполноценности в данном случае совершенно неуместно. Как говорится, не боги горшки обжигают. Само собой разумеется, речь идет только о тех, кто активно занимался проектной работой, а не о тех, кто числился на инженерной должности.

В заключение позволю себе высказать предположение, что причины низкой квоты наших инженеров в Германии являются скорее субъективными, чем объективными. Люди, оказавшиеся в чужой стране, теряют веру в себя и в свои силы. А вот это совсем зря.

Попробуйте, и у вас получится! При этом совсем необязательно кончать какие-то компьютерные курсы. Даже дома глубоко заинтересованный человек может овладеть минимально необходимыми навыками компьютерного черчения. В конечном итоге работодателя интересуют ваши знания и умение, а не "корочки". А дальше: "Learning by doing."

Удачи вам!

Петр Горваль (Дортмунд)

Партнер

print